Интервью с Александром Вершбоу: Заявления Трампа на встрече с Путиным могут подорвать позицию НАТО

В понедельник, 16 июля в 13:00 в президентском дворце в Хельсинки стартует саммит Дональда Трампа и Владимира Путина. Судя по официальной программе встречи, вместе стороны проведут около трех часов: сначала за обедом, потом тет-а-тет, ну а в конце будет общий подход к прессе. Главные темы переговоров – Сирия, Иран, вмешательство России в президентские выборы в США ну и, конечно же, Украина.

Будет преувеличением сказать, что мировые лидеры в восторге от этого саммита. В некоторых европейских столицах высказывали опасения, что Трамп может выйти за рамки и наобещать Путину такого, что противоречит обязательствам США, к примеру, в НАТО. Ведь встреча в Хельсинки проходит буквально через пару дней после Брюссельского саммита Альянса.

Впрочем, по словам бывшего замгенсека НАТО и посла США в России Александра Вершбоу, формулировки декларации саммита в Брюсселе, под которыми подписался и Трамп, содержат мощнейшую поддержку Украины. Тем более, в четверг на полях саммита Альянса Петру Порошенко удалось поговорить с Дональдом Трампом с глазу на глаз, чтобы сверить часы перед встречей в Хельсинки. Так что, по крайней мере, по Украине уступки России вряд ли будут. Хотя, какие-то провокационные и скандальные заявления по Крыму вполне возможны.

В интервью сайту "Сегодня" Александр Вершбоу рассказал, где Трамп действительно может уступить Путину, и об итогах прошедшего в Брюсселе саммита НАТО для Украины.

- Чего вы ожидаете от саммита в Хельсинки? Будет ли big deal между Трампом и Путиным с негативными для Европы и Украины последствиями?

- Во-первых, саммит НАТО в Брюсселе оказался, похоже, менее конфронтационным и вызывающим разногласия, чем я ожидал, и предсказывали остальные. И то, что президент Трамп поддержал финальную декларацию саммита с очень четкими по Украине формулировками, особенно в пункте 66, очень существенный факт. Это признак того, что Администрация США по-прежнему придерживается позиции НАТО в отношении Украины, начиная с 2014 года. Так что это, по крайней мере, одна хорошая новость перед встречей с Путиным – Трамп согласовал свою позицию с союзниками. Однако, что мы получим на выходе встречи с Путиным, остается очень непредсказуемым. Ясно, что Трамп хочет установить личный контакт с Путиным и продолжает избегать критических высказываний о нем. Поэтому вызывает подозрения, что некоторые заявления могут выйти за рамки позиции саммита и подорвать позицию НАТО, включая аннексию Крыма, даже если они не будут юридически оформлены (в некую декларацию о взаимопонимании между РФ и США – Авт.). Трамп также может предложить ослабить некоторые санкции против России, введенные после агрессии против Украины и вмешательства в американские выборы. Но здесь его полномочия ограничены решением Конгресса и законодательством (санкционным законом CAATSA, который Трамп подписал вначале августа 2017-го – Авт.).

- Все говорят, что встреча Трампа с Путиным почти наверняка повторит судьбу Сингапурского саммита с Ким Чен Ыном.

- Худший вариант, если президент Трамп пойдет на многосторонние уступки, как, к примеру, отказ от развертывания американских войск в Европе, как он это сделал с войсками в Южной Корее (Трамп об этом заявил, но пока отказался лишь от проведения совместных военных учений – Авт.). Или что-то еще по типу возвращения дач (дипломатических резиденций РФ в штатах Мэриленд и Нью-Йорк – Авт.), конфискованных после вмешательства в наши выборы. Все это не подпадает под действие законодательства о санкциях (под действие закона CAATSA – Авт.). Также он может вернуть так называемых "дипломатов", высланных после отравления Скрипаля. Но, опять-таки, это худшие сценарии. Я мыслю не так пессимистично, потому что саммит НАТО прошел лучше, чем ожидалось. Но я спать спокойно до вторника я точно не буду.

- Да, саммит НАТО прошел лучше, чем ожидалось, а финальную декларацию опубликовали уже к концу первого дня саммита...

- Да, но это не что-то необычное, потому что все важные дела были закончены в первый же день: 29 стран-членов провели встречу на уровне глав государств и правительств, где согласовали все пункты, а во второй день саммита встречи были со странами-партнерами Альянса и с коалицией по Афганистану. Наконец, в декларации – 79 абзацев, а 66-й касается непосредственно Украины...

- Да, но в декларации нет признания статуса аспиранта Украины.

- В 66-м пункте говорится: "в свете вновь заявленных стремлений Украины к членству в НАТО мы придерживаемся своих решений, принятых на встрече на высшем уровне в Бухаресте и последовавших за этим саммитах". Это очень хорошо для Украины, я бы сказал, потому что вспомните, как после 2010 года, когда Янукович протолкнул принятие закона о внеблоковом статусе, многие союзники заявили, что обязательства Бухареста отменены. Поэтому, даже если Украина возобновила свое стремление к членству, знаете, это как игра в монополию, когда вы возвращаетесь назад, чтобы сделать шаг вперед.

- Но в пункте 65 Грузия признана страной-аспирантом, которая "станет членом НАТО и ПДЧ является неотъемлемой частью этого процесса".

- Я бы сказал, что для Украины это не так критично, потому что Альянс поддерживает решения, принятые на саммите в Бухаресте, а это значит, что Украина будет членом НАТО.

- Вы наверняка знаете, что Венгрия заблокировала проведение заседания Комиссии Украина-НАТО на саммите. Мы, кажется, перепробовали все способы решения нашего конфликта с Будапештом.

- Я думаю, что Украина в первую очередь должна продолжать убеждать Венгрию в реализации закона об образовании с рекомендациями Венецианской комиссии, которые касаются использования венгерского языка, в частности, как на базовом уровне, так и украинского на государственном (в школах, университетах и т.д. – Авт.). И знаете, возможно, вам стоит продолжить обсуждение более гибких сроков имплементации вступления закона в силу. Но это, в конце концов, должно быть решением между Украиной и Венгрией, как в свое время между Венгрией и Румынией, или Польшей. Тем временем Комиссия Украина-НАТО продолжит встречаться на уровне послов, который Венгрия не может блокировать, и я надеюсь, что к моменту очередных встреч на уровне министров иностранных дел или министров обороны будет прогресс, и Венгрия отступит. Но опять же Украина должна продолжать предпринимать меры по укреплению доверия.

- Как вы оцениваете шансы предоставления Украине ПДЧ? Опять-таки, в декларации саммита Альянс признал эту возможность для Грузии.

- Потому что Грузия никогда не отходила от своих евроатлантических стремлений, именно поэтому ее статус отличается. На самом деле для Грузии декларация говорит: "мы вновь подтверждаем решение, принятое на встрече на высшем уровне в Бухаресте в 2008 году, что Грузия станет членом НАТО и ПДПЧ является неотъемлемой частью этого процесса". Поэтому это лишь подтверждение решения Бухарестского саммита, которое я бы сказал, менее привлекательно, чем (формулировки в декларациях – Авт.) предыдущих саммитов, в которых подчеркивалось, что у Грузии есть все инструменты для будущего членства и требуемое ПДЧ менее актуально. Декларация Брюссельского саммита требует всецелого возвращения к ПДЧ (которое должно обязательно предшествовать членству – Авт.).

- Но из разговоров на саммите мы поняли, что Грузия ближе к НАТО, чем Украина.

- Просто потому, что Грузия шла к членству без перерывов. Альянс создал Substantial NATO-Georgia Package в 2014 году (направлен на укрепление обороноспособности и более тесного взаимодействия с НАТО – Авт.). Украина получила Comprehensive Assistance Package лишь в 2016 голу. При этом Украина говорит нам, что понимает, что сначала нужно подготовиться, как следует, а потом уже позже в 2020 году подавать официальную заявку на членство. Поэтому я считаю, что Украина на правильном пути: подготовьте себя, чтобы стать более вероятным кандидатом на членство, а затем, когда придет время, вы сможете наставивать на получении ПДЧ, как и Грузия.

- Хотя многие эксперты говорят, если завтра Украина вступит в НАТО статья 5 начнет работать против России.

- Очевидно, НАТО более серьезно воспринимает риск вторжения в страны Балтии, поскольку у них уже есть статья 5, которая их защищает.

- Многие эксперты и политики говорят, что с нерешенными территориальными конфликтами в НАТО не берут.

- Нет. В НАТО можно вступить (даже со спорной территорией), но убедить некоторых союзников согласиться будет трудно. Таким образом, не существует правила, по которому неразрешенные территориальные споры препятствуют стать членом НАТО. Это гораздо менее сложная ситуация, но пограничное соглашение Эстонии с Россией, я думаю, так и не было ратифицировано. Поэтому получается, что существует территориальный спор между Россией и Эстонией, которая стала членом НАТО в 2004 году. Очевидно, что незаконная аннексия и оккупация Крыма, Южной Осетии или Донбасса гораздо серьезнее ситуации с Эстонией. Но когда НАТО говорит, что ни у одной страны нет права вето (на вступление другой страны в Альянс – Авт.), это значит и использование территориальных оккупаций (здесь имеется в виду Россия – Авт.) в качестве права вето.

- Но еще до того, как Россия аннексировала Крым и развязала войну на Донбассе, на Бухарестском саммите в 2008-м Германия и Франция заблокировали предоставление Украине ПДЧ. Может, спустя десять лет они изменили свое мнение?

- Нет. Вот почему они продолжают настаивать на включении в итоговые коммюнике упоминаний о ПДЧ, которые бы дали понять, что решение Бухарестского саммита (которое говорит, что Украина будет членом НАТО) не позволит вам обойти ПДЧ. Таким образом, это еще и политическое решение, которое должны принять Германия и Франция.


Источник: “https://www.segodnya.ua/ukraine/intervyu-s-aleksandrom-vershbou-posle-vneblokovogo-statusa-mnogie-soyuzniki-zayavili-chto-obyazatelstva-buharesta-otmeneny-1154860.html”